Советы профессионалов - интернет журнал ПЕСИК
Интернет-журнал о собаках ПЕСИК
Интернет-журнал ПЕСИК
ИНТЕРНЕТ-ЖУРНАЛ О СОБАКАХ

 
Слово профессионалов
РУБРИКИ ЖУРНАЛА

Проблемы нежелательных проявлений агрессивного поведения собак

начало здесь

В домашних условиях агрессия щенка, не скорректированная вовремя, приносит еще более горькие плоды. Собака — животное социальное, и с этим необходимо считаться. Отлученный от матери в 1—1,5 месяца щенок неминуемо будет воспринимать выращивающих его людей как свою стаю и вести себя соответственно. Это осознание себя членом определенного сообщества называется социализацией и является сложным многоступенчатым процессом. Данный физиологический процесс имеет свои критические периоды, и если определенные отношения не сформировались в определенном возрасте, позднее их искусственно сформировать уже не удастся. В природе первый критический период социализации приходится на 5—6 месяцев. Многие этологи в качестве первого периода социализации рассматривают еще более ранний возраст — 3 недели. В этом возрасте закладываются практически все сложные формы поведения, присущие взрослому животному, включая и половое пове­дение, однако именно в этот момент вмешательство человека минимально, щенков выращивает мать, поэтому мы рассматривать данный период не будем.

В возрасте 5—6 месяцев происходит первичная социализация, в группе к собаке складывается определенное отношение как к молодому животному, но уже не щенку. Собака активно исследует окружающий мир, далеко уходит от места, где она родилась, вступает в контакты с собаками из других стай, тоже обычно молодыми, начинает самостоятельно охотиться на мелкую добычу. Грубо говоря, в этот период молодое животное усваивает понятия: я — собака, они — добыча, враги и несъедобное.

Месяцев в 8—10 суки приходят в первую течку и в норме покрыты не бывают: старшие суки в стае этому препятствуют, проявляя агрессию к молодым. К году молодые животные занимают определенное и, за очень редкими исключениями, низкое место в иерархии, другие члены группы начинают относиться к ним как к взрослым со всеми вытекающими отсюда последствиями. Именно в этом возрасте агрессия взрослых собак на молодых особенно высока, а уж последние отвечают, как сумеют. Теперь встреча молодого животного с чужой стаей чревата проявлением межгрупповой агрессии. Добавим, что у собак территориальность выражена весьма хорошо, так что здесь как раз и смешиваются агрессия межгрупповая и территориальная. Так животное узнает, что есть собаки «наши» и есть «не наши». Это второй критический период, вторичная социализация, различение понятий мы и не мы, наши — не наши, свое — чужое.

Как же все это выглядит применительно к отношению между собакой и человеком? Да практически так же. Щенок воспринимает окружающих его людей как свою стаю. И до наступления периода вторичной социализации он относится как к сородичам ко всем людям без исключения. Поэтому жестоко наказывать молодую собаку за то, что она ко всем ластится, подходит к чужим и т. п. Разумеется, нельзя позволять щенку брать лакомство от всех прохожих, его надо отвлекать от подобных действий. Грубые окрики и удары в этой ситуации могут привести к своего рода инверсии социализации: собака ощущает себя крайне неуютно в собственной стае, боится старших, то есть собственных владельцев. В природе в подобном случае молодое животное становится аутсайдером: оно или уходит искать лучшей доли в другом месте, или по слабости физических сил и темперамента навсегда остается последним в стае. Такому забитому созданию как нельзя более часто и свойственна агрессия, вызванная страхом. Путей к отступлению нет — надо защищать свою жизнь. Вот почему собака, жалобно визжавшая под ударами мгновение назад, через секунду может мертвой хваткой вцепиться в своего хозяина. Эта одна из достаточно часто встречающихся проблем при выращивании собак основывается на непонимании владельцем биологии животного. Избыток наказаний и попытка дрессировать, когда собака физиологически еще не созрела для выработки сложных условных рефлексов.

Существует и другая крайность. Щенку позволяют все: можно все грызть, все хватать, рычать на хозяина или кусаться. Владельцы считают, что пес подрастет и тогда его будут дрессировать на площадке. Собака действительно подрастает. К 5—6 месяцам, когда происходит первичная социализация и может развиться щенячья злоба, подрастающая собака начинает кусаться уже всерьез, на шлепок огрызается еще злее. И вот новая ошибка хозяев: щенок укусил, поступок оставили без наказания: мол, сегодня собака возбуждена, вот завтра успокоится и уж тогда... Но этого «тогда» не будет.

Подросток жадно впитывает и усваивает новую информацию: хочешь добиться своего — нападай, кусайся, твои сородичи отступают, значит, гы сильнее. Так хозяева растят на свою голову жесткого доминанта, зверя, добивающегося всего силой зубов и быстротой реакции. И то и другое у собаки превосходит возможности человека. В доме подрастает настоящий тиран. Случаев таких, к сожалению, достаточно много. Подобные доминанты чаще встречаются среди мелких декоративных собачек: у них физически меньшие возможности, а укусы и лай любвеобильные владельцы относят на счет нервозности питомцев. Нервозности тут нет и в помине. Собака действует согласно своим биологическим особенностям: проявляет агрессию, направленную на поддержание иерархии в группе.

Совсем плохо, когда таким образом воспитывают собак крупных пород. Как часто во время работы в питомнике приходилось слышать просьбы: пристройте кобеля овчарку (дога, кавказца...), очень хороший, с родословной, 10 месяцев (год), но вот только кусается — жизни нет. Судьба таких собак весьма плачевна. Им действительно может помочь лишь смена владельца, а новый хозяин должен быть готов к серьезной схватке, проиграв которую, можно не раздумывая отказаться от собаки. Другой способ, хотя и действенный, и более гуманный, еще сложнее: с собакой приходится обращаться как с ручным волком. Любое действие только по согласию, никакого нажима на собаку, избегание любых конфликных ситуаций. В городской квартире, да еще при наличии в семье детей, такое просто невозможно.

Эти две крайности в отношениях собака — хозяин имеют одну общую особенность. В обоих случаях владелец путает понятия «воспитание» и «дрессировка», а это не одно и то же. Разумеется, щенок должен знать некоторые команды. По мнению большинства специалистов, к ним относятся знание собственной клички, команды «Ко мне» и «Фу». Ошибкой начинающих собаководов являются попытки добиться стойкого обучения той или иной команде в несколько дней, утомляя малыша бессмысленными в этом возрасте многократными повторами и наказывая за непослушание, подача команды от случая к случаю, зачастую не требуя обязательного исполнения. Еще более неблагодарное занятие подавать команды щенку, когда он увлечен игрой с другими собаками или исследованием новых предметов.

Молодую собаку следует именно воспитывать: наблюдать, особенно на прогулках, каждое ее действие, поощрять словом и лакомством за выполнение желательных действий, исподволь приучая к командам, наказывать, но сообразно степени вины,за нежелательные поступки. Собака должна воспринимать своего хозяина как мудрого и надежного вожака, все действия которого направлены в конечном итоге на благо ее самой. Именно тогда собака внимательно следит за хозяином, стремясь понять, что делает он и чего ждет от нее.

Дрессировочная же площадка в плане развития гармоничных отношений между собакой и ее хозяином может дать не слишком много. Да, владелец сможет там почерпнуть, как выработать сложные навыки, но если между ним и собакой не сложились гармоничные отношения, работа на площадке превращается в мучения для обоих. Так что площадка — не панацея от всех бед, а место, где до совершенства доводится начатое с первого дня совместной жизни воспитание собаки.

Не будем подробно останавливаться на агрессии между взрослыми кобелями — это наиболее хорошо известный всем вид агрессии. Правда, некоторым владельцам свойственно огорчаться как раз из-за неагрессивного поведения своих кобелей. Здесь следует знать, что эта реакция тесно связана с возрастом. И хотя половозрелым кобель становится в 1—1,5 года, в естественных условиях он вяжется и, таким образом, становится взрослым самое раннее в 2 года, а то и позднее. До этого момента над ним доминируют полностью сформировавшиеся взрослые кобели. Нет ничего удивительного в том, что в молодом возрасте кобель не пытается навязывать агрессивное столкновение и даже всячески его избегает при встрече с сильным и уверенным в себе чужаком

Развитая социальная структура, помимо всего прочего, дает собаке возможность научиться на взгляд определять возможности противника. Кроме того, есть собаки, которым просто несвойственно выяснять отношения в непосредственных контактах. Для этого существуют так называемые высокоритуализированные демонстрации: определенные позы, движения и даже взгляды, заменяющие прямые агрессивные взаимодействия. Отмечено, что у ряда пород конфликты чаще разрешаются за счет подобных демонстраций, тогда как другие прибега­ют к прямой борьбе Эти особенности могут быть связаны и с историей формирования породы, с характером ее использования и со многими другими факторами. Так, например, терьеры и лайки весьма агрессивны, а вот пудели и даже мастифы — менее. Но в любом случае не стоит поощрять такую агрессивность собаки.

Агрессия между суками — более сложное явление, чем между кобелями. Благополучно познакомившиеся и выяснившие свои отношения кобели, как правило, если их не спровоцировать, в конфликт вступают редко. У сук картина совершенно иная. В основе агрессии между суками, по-видимому, лежит забота о потомстве, но, в отличие от материнской, проявляемой только во время выкармливания щенков и направленной на любой потенциально угрожающий объект, данная форма проявляется независимо от того, есть ли сейчас щенки и даже были ли они вообще, причем только на других сук. Драка между конфликтующими суками никаких ритуальных и тормозящих агрессию элементов, как у кобелей, не включает. Падение одной из соперниц и даже принятие ею позы подчинения не только не блокирует схватку, но и может сулить гибель принявшей такую позу. Будучи разогнанными суки активно ищут случая продолжить «выяснение отношений». И если не принять действенных мер, более сильная может убить более слабую. С этой формой агрессии теснейшим образом сопряжена еще более жестокая и эффективная мера по обеспечению благополучия своим щенкам (существующим или будущим). Иногда встречаются суки, целенаправленно уничтожающие чужих щенков до месячного возраста. О подобных возможностях следует помнить, идя на риск содержания двух сук в одном доме. Даже между матерью и дочерью могут сложиться подобные отношения, и заранее предсказать что-либо трудно.

Надежных способов скорректировать или подавить агрессию, направленную на животных того же пола, не существует. Единственный выход здесь — избегать конфликтующих особей.

Об агрессии, вызванной страхом, мы уже упоминали. Следует помнить о возможности такой реакции даже при самом благожелательном контакте человека с незнакомой собакой. У животных всех видов существует так называемая предельная дистанция сближения. При ее на­рушении животное испытывает дискомфорт и стремится или отойти (отбежать), или вынужденно нападает. Точно определить такую дистанцию заранее невозможно, но признаки недовольства любая собака выказывает достаточно понятным человеку образом. Поэтому не стоит навязывать собаке контакт, коль скоро он ей неприятен. Чаще всего в такой ситуации нападают пугливые собаки.

Агрессия, вызванная раздражением, по сути своей тоже понятна. Какой-то фактор кажется собаке угрожающим; эта форма агрессии тесно смыкается с инструментальной: закрепленной по типу условного рефлекса. С подобным явлением, кстати, напрямую связана рекомендация выращивать свою собаку со щенячьего возраста, а не брать взрослую. Новый владелец не может знать, какой предмет, звук или самое безобидное его действие спровоцируют агрессивную реакцию у такой собаки. Именно подобные случаи порождают легенды о немотивированных нападениях собак. Человек собаке ничего плохого не сделал, а она его искусала. Но кто поручится, что не было чего-то, связанного у собаки с крайне неприятными воспоминаниями. Вот почти анекдотический, но яркий пример: на 6-месячного кобеля московской сторожевой, привязанного у входа в магазин, упал, сорвавшийся со стены, большой почтовый ящик. Ситуация редчайшая, но собака запомнила ее на всю жизнь и близко с тех пор не подходила к почтовым ящикам. Вот пусть теперь новый владелец и попробует привязать собаку поблизости от почтового ящика,— скорее всего, покусов ему не избежать, а ведь у него и в мыслях не было ничего плохого.

Территориальная агрессия, наверное, самая ранняя использованная человеком в практических целях форма поведения собаки. Собака охраняет дом или дачный участок потому, что это ее территория, она тут живет. Домашние собаки в городе рассматривают как свою территорию обычно только квартиру или комнату Места выгула они, как правило, не охраняют: все собаки встречаются там на равных правах и используют их как буферную зону, то есть место нахождения территориальных участков нескольких групп. В природе подобные буферные зоны окружают участки каждой стаи, используются всеми стаями как резервные места охоты, здесь живут ушедшие из стай аутсайдеры, а конфликты, как правило, имеют сглаженный характер.

На загородном участке с совершенно определенными искусственными границами территориальную агрессию проявляют обычно все собаки независимо от пола и породы, даже те, которые не охраняют городских квартир. Возможно, это связано с более естественной для собаки средой, к тому же подобную агрессию поощряют, и совершенно справедливо, все хозяева. Вероятно, здесь играет роль и возможность оставления только своих пахучих меток. Кстати, проявление территориальной агрессии, как правило, облегчает и формирование межгрупповой. У собак в данном случае появляется возможность разделить на свою и чужие группы не столько других собак, сколько людей. Щенок, попавший на дачный участок, очень быстро осознает, что по одну сторону забора все свои, а по другую — чужие. Вернувшись в город, такая собака, даже совсем молодая, обычно уже не ластится ко всем прохожим. Она уже четко усвоила, что это «не наша стая». Но и чрезмерно поощрять территориальную агрессию все же не стоит. Здесь вновь сказываются особенности социальной жизни собак. В стае часть высокоранговых особей занята в первую очередь именно и только защитой территории. Когда и сколь интенсивно эту территорию охранять, решают сами сторожа, в функции вожака, и мы это подчеркиваем, данный вопрос не входит, или он должен непосредственно запретить сторожам нападать на ту или иную особь. Применительно к городской собаке это выглядит так: пес заперт в ванной и с лаем пытается выбить дверь, пытаясь добраться до гостей, или гости заперлись в комнате, а пес опять-таки до них всеми силами добирается. Ведь это же его непосредственная роль в данной группе — охранять территорию. Таким образом, поощряя собаку за охрану дома, не следует давать ей понять, что это единственный смысл ее жизни и в данном вопросе она главный специалист.

Межгрупповая агрессия у городской, живущей в квартире собаки направлена не столько на других собак, сколько на посторонних людей. Ведь собака воспринимает семью владельцев как свою стаю, а остальных людей — как чужаков. Поэтому, прежде чем поощрять молодую собаку за облаивание прохожего, следует подумать, хорошо ли она управляема. Дело в том, что собака, напавшая на человека, преодолевает усвоенный ею ранее по отношению к собственному хозяину запрет. Выяснив же, что как противник человек слаб, склонна к повторению нападений вновь и вновь. В плане агрессии на человека породы, кстати, различаются гораздо сильнее, чем по всем остальным формам агрессивного поведения. Есть породы, в которых отбор шел на «вежливость к человеку» (псовая борзая), в других, наоборот, на верность одному хозяину и активное неприятие других людей (ротвейлер, кавказская овчарка). Но, разумеется, в семье не без урода, и в очень ласковых породах встречаются высокоагрессивные собаки, а в служебных попадаются взрослые собаки с инфантильно ласковым характером. При выборе щенка, однако, следует учитывать вопрос потенциальной агрессивности к людям той или иной породы.

Что же касается прохождения курса защитно-караульной службы, то приступать к нему следует не ранее, чем собака твердо усвоила все навыки общего курса дрессировки и хозяин в совершенстве может ею управлять.

Наконец, последняя из рассматриваемых нами форм агрессии — материнская. Пожалуй, это единственная форма, которую можно и нужно простить собаке. Впрочем, нужно выяснить, нет ли причины, вызвавшей у собаки боязнь своего хозяина. Ни в ком случае не следует забирать новорожденных у матери, особенно первощенной, уносить их и, тем более, умерщвлять у нее на глазах. Сука должна быть уверена, что ее детенышам вреда не причинят. Все манипуляции со щенками следует проводить, когда сука на прогулке или хотя бы в другом помещении. Даже в том случае, если сука не отдает мертворожденного щенка, не надо отбирать его силой. На следующий день он или перестанет ее интересовать, или она его просто сьест, следуя законам природы, ведь именно так поддерживается чистота в гнезде дикими псовыми. Иногда суки поедают не только мертворожденных и неполноценных щенков, но и вполне нормальных детенышей. Это может быть либо результатом нарушений материнского поведения, подобные аномалии необратимы, либо результатом частого беспокойства, в том числе владельцем. По мере роста щенков материнская агрессия ослабляется и к концу молочного вскармливания сходит на нет, до следующей беременности и родов. Избежать проявлений этой формы агрессии можно только внимательным и ласковым обращением с сукой, наказания лишь усугубят конфликт.

Здесь уже говорилось, что отношения хищник — жертва нельзя полностью отнести к агрессивному поведению хищника. Но поскольку такое охотничье поведение доставляет немало хлопот владельцам собак, рассмотрим кратко некоторые его особенности.

Само собой разумеется, что охотничье поведение прекрасно развито у собак охотничьих пород. Интересно и то, что у таких специализированных пород, как, например, пойнтеры и ретриверы, агрессии на жертву как таковую вообще нет. У собак неохотничьих пород сохранились в той или иной мере некоторые реакции из комплекса охотничьего поведения. Вариации тут очень велики: от безобидной игры — погони за любым подходящим по размерам движущимся объектом — до целенаправленного убийства и даже поедания других животных. Следует подчеркнуть, что здесь индивидуальные вариации значительно шире, чем межпородные различия. Даже среди однопометников может быть огромный разброс по данному признаку. Все владельцы, как правило, своевременно пресекают нездоровый охотничий интерес своих питомцев к сельскохозяйственным животным. Но многие почему-то не видят ничего предосудительного в ловле собакой кошек и даже гордятся такими «кошкодавами». Не говоря о негуманности подобного развлечения, отметим, что поощрение этого типа поведения создает проблемы в управлении собакой. Пес скорее заметит свою добычу, чем это успеет сделать хозяин, а остановить животное с разбуженным охотничьим инстинктом крайне трудно. Далее может произойти обобщение понятия «добыча», и тогда приходится заниматься сложной и достаточно бессмысленной выработкой понятий «разрешенная (кошки) и запрещенная (куры, овцы и т. д.) добыча». Нельзя не вспомнить и о том, что погоня через улицу с оживленным движением кончается весьма печально.

Есть и еще один интересный вид охотничьего поведения, который применительно к собакам выглядит как межгрупповая агрессия. Это охота крупных собак на мелких. Подчеркиваем, что это именно охотничье поведение. Крупные собаки, имеющие склонность к убийству мелких, никогда не адресуют им видоспецифических угрожающих демонстраций. Позы подчинения, принимаемые собачками-карликами, агрессию не затормаживают, и наконец, пол жертвы также не играет никакой роли в ис­ходе инцидента.

Не исключено, что крупные собаки в силу существования явных внешних различий между ними и мелкими особями просто не воспринимают последних как собак. Это допущение отнюдь не фантастика. Многие, вероятно, наблюдали, что собаки одной породы при первой же встрече более тяготеют к контактам друг с другом, чем с собаками иных пород. Более того, собаки достаточно редких пород, особенно с уклоняющейся от видового типа внешностью, как, например, борзые, бассеты, бульдоги вызывают у собак других пород повышенный интерес. Отсюда следует, что необходимо быть предельно внимательным при малейшем проявлении агрессивных реакций крупной собакой по отношению к мелкой. Лучше лишний раз пресечь такой контакт, чем дать ему возможность перерасти в охоту.

Как видим, формы агрессивного поведения у собак весьма разнообразны. И в каждом отдельном случае, сталкиваясь с нежелательными проявлениями агрессии, следует разобраться, что это за форма, какие конкретные факторы или ситуации ее вызывают. Только знание контекста поможет понять, как ослабить, изменить сложный комплекс агрессивных реакций.

В каждой конкретной ситуации владелец должен постараться отыскать биологический смысл и корни тех или иных особенностей поведения собственной собаки, должен тщательно проанализировать и свои действия. Нет и не может быть единого рецепта для устранения разных проблем, связанных с нежелательной агрессивностью, к каждой собаке необходим индивидуальный подход. При появлении первых же тревожащих симптомов следует действовать быстро, но без паники и грубого нажима.

Е. Н. Мычко

 

 

 
 
 
Желающие разместить информацию: рекламный блок или рекламную статью (рекламная статья - это информация о питомнике, племенном заводе), свои материалы (фотографии, текст, баннеры) обращайтесь в редакцию.
С условиями размещения рекламы Вы можете ознакомиться
здесь<<<.

 
Редакция принимает популярные статьи о породах собак, интересные, забавные, курьезные рассказы из жизни Ваших питомцев. Присылайте свои истории и статьи. Мы всегда рады сотрудничеству!
 
© 2005-2014. Serafyn Nataly. All rights reserved.